Книга класс коррекции читать онлайн


Книга класс коррекции читать онлайн Скачать

Клавдия, наша классная руководительница, переминалась с ноги на ногу, ломала пальцы и закатывала глаза. Наша Клавдия уже второй год — классный руководитель, а у «дэшек» классная — математичка, орет на них так, что через два этажа слышно. Часть моих одноклассников, я думаю, закончит свое образование после седьмого класса и никогда уже учиться не будет, некоторые пойдут в 371-ю школу для дебилов, некоторых (особо умных) возьмут в классы «В» и «Г», еще кого-то родители сумеют пристроить в другие школы района. Я не в обиде. Да и опасно, вдруг кто-то из предков или гостей нечаянно разозлится. Пашка сначала поглядывал на Юру с тревогой, словно ожидая, что он сейчас рассыплется или еще что похуже.

Документальное подтверждение ваших прав на материал, защищённый авторским правом: отсканированный документ с печатью, либо иная контактная информация, позволяющая однозначно идентифицировать вас, как правообладателя данного материала. Правда, Пашка потом с Мишаней немного «поговорил», но тот не очень и сопротивлялся – понимал, что виноват. Наша школа – огромная, в ней триста учителей и полторы тысячи учеников. А им уже при мне кто-то позвонил, может, из этого дома, и, наверное, велел с вами разобраться, вот они и разбираются А против Кондратьева они ничего не могут. А по Мите плачет спецшкола, потому что с нормальной программой, даже в классе коррекции, он не справляется Но все знают, что он туда ни при каких обстоятельствах не пойдет, а Виктория в этом случае просто перестанет учиться и снова выйдет на панель. В одной из школ ученики поделены на классы, которые отражают их принадлежность к определенному уровню. Не говорят в нашем классе такими словами. Таких детей иногда называют неполноценными, порой к ним испытывают жалость, порой их опасаются, иногда к ним остаются равнодушными, а бывает, что они становятся объектом насмешек.

мурашова класс коррекции скачать безплатно - 25...

Не жестокую кровавую сказочную жуть, как в «Книге потерянных вещей», а обычную детскую сказку с картонным «злом» и всепоглощающим «добром», где зайчики водят хороводы, а лисички поют песенки и кормят зайчиков морковкой. На экскурсию явились пять человек: Маринка (она влюблена в географа), Ленка со Стешей (он очень просил их прийти, а Ленка не умеет людям отказывать), Игорь Овсянников (ему просто нечего было делать) и я (мне тоже нравился географ, но не так, как Маринке, конечно). Такого с ней на моей памяти еще не случалось – обычно, заходя в класс, она сразу начинала истошно орать, и ни на какие романтические сравнения ее образ не напрашивался. А если говорить конкретно про седьмой «Е» класс, то мы вместе с директором под свою ответственность второй год держим и обучаем там ребенка, который вообще не числится ни в каких документах. К концу дня ко мне подошла Витька (Митька, как всегда, маячил у нее за спиной) и спросила, стоит ли им с Митькой к Юрке идти или надо вежливо отказаться. Кому, спрашивается, надо с ним связываться. Иногда что-то басом спрашивал, Юра коротко отвечал. Я думаю, что в тот день это самое слово, – «милосердие» – прозвучало в стенах нашего класса впервые за все семь лет, которые мы провели в школе. И еще был один момент, который меня очень занимал и которого я в Юрке не понимал. Да и вообще, если бы не его болезнь, был бы пацаном вполне привлекательным, из тех, что девчонкам нравятся: глаза голубые, волосы кудрявые, на вид мягкие, пальцы – тонкие и длинные. Но чтобы вот так, в обычной, можно сказать, школе Как же они ее на третий-то этаж затащили.